Главная → «Дворец музыкантов»

Спонсорам и микроинвесторам,
которые знают, какое это счастье – ощущать себя Человеком.

«ДВОРЕЦ МУЗЫКАНТОВ»

Центр самостоятельных занятий 
и музыкального взаимообучения
 

(Каждый сможет музицировать на редких фортепиано)

 

Оглавление:

1) Самостоятельное музицирование

2) Взаимообучение

3) Связь с другими искусствами

4) Реализация проекта

 

1) Самостоятельное музицирование

 Среди моих очень немногочисленных знакомых почти каждый — музыкант или будущий музыкант, не имеющий никакой возможности заниматься у себя дома. Соседи, семья, плохое пианино или даже невозможность внести его… Слиться с божеством музыки можно лишь в абсолютном одиночестве, чтобы ни одна живая душа не интерферировала с источаемой энергией. Для этого необходима замкнутая комната, не пропускающая никаких посторонних шорохов, кроме разве что пения птиц за окном. В ней не должно быть даже тиканья часов. И музыкант должен быть уверен, что никто-никто не слышит его интимнейшего единения с Музой. Лишь тогда он выйдет на сцену с волнением в груди, а не в пальцах.

Студенты музучилища с шести утра занимают очередь в кабинеты к еле живым «Украинам» и с каждым уроком отовсюду гонимы, как бездомные собаки. Но большинству из них не остаётся и этого счастья.

А теперь представьте сказку. Вы заходите в дом под вывеской «Центр самостоятельных занятий музыкантов». Перед вами по коридору несколько комнат с двойными звукоизолированными дверьми. На первой – портрет И.С.Баха. В этой комнате – скульптуры Баха, книги о нём, репринты его рукописей и – особое, «баховское»  фортепиано сосредоточенно-густого тембра, с органными басами, с бархатной клавиатурой, в кульминациях не кричащее, но степенно вещающее… А теперь Вы закрываетесь на щеколду и играете, играете, играете…

Вы можете прийти в другую комнату, с портретом Бетховена. В ней, помимо всего о нём, фортепиано «Чернигов» 50-х годов выпуска, тех самых, когда ещё старались. Это неповторимый инструмент. По силе звука он превосходит лучшие зарубежные образцы. В кульминациях он превращается в настоящий рояль,  становится громом с молнией. Его грубоватый мужской голос способен на глубокий уход в себя и на внезапные солнечные вершины. Мало кому доводилось в жизни играть на таком чуде. Но у этой комнаты тройная дверь.

В комнате Моцарта – пианино тембром попроще, зато с огромным динамическим диапазоном, с хорошо управляемыми бесконечными оттенками пианиссимо вплоть до абсолютного нуля, с множеством регистров звукоизвлечения,  с мягчайшим ощущением в пальцах.

Инструменты я называю конкретные, которые есть или у меня, или в продаже, которые я слушал и понял, что у каждого инструмента своё лицо, притом лицо каждого отдельного композитора. Есть на примете и «Шопен», и «Рахманинов» – старинный роскошный Lübeck, дороговатый и требующий ремонта, но обладающий невиданным, сладчайшим тембром верхов, будто утопающим в сирени.

Но будут и несколько комнат попроще – крошечных, только инструмент вместить, обыкновенный, усреднённый. Такой, которые у каждого в доме и к которым все привыкли. Но конечно, в очень хорошем состоянии. Это если заняты все именные комнаты, с инструментами историческими, неповторимыми, к коим только прикоснуться – великое счастье.

Для десяти одновременно работающих комнат аренда помещения, оплата труда администратора, уборка, еженедельные услуги настройщика легко покрываются оплатой 100 рублей в час. Вот и выбирайте  — чашка кофе или час единения со всем высшим, чего достигло человечество. (При этом для пущей благотворительности и для разнообразия ощущений планируются комнаты и с  посредственными инструментами без особого обслуживания – зато в час по 50 рублей.)

Такие самостоятельные занятия не только подарят музыкантам широкую дорогу в бесконечное вдохновенное совершенствование. Отдельный подарок для музыканта – именно обилие полярно разных музыкальных инструментов. Один, даже самый старинный и дорогой, не может быть универсальным, и чем их больше, покрывающих самые отдалённые оттенки чувств, тем искусство богаче, а его носители – счастливей.

 

2) Взаимообучение

 Огромное количество музыкантов погибает именно от невозможности полноценных занятий, и наш центр призван их выручить. Музыка – самая больная точка их души, а значит, они с огромным вдохновением будут помогать и друг другу, и посторонним (например, детям) войти в этот мир. Ведомые окажутся проводниками.

Самые ценные минуты для музыкантов – это собраться вдвоем-втроем-вчетвером и играть друг другу, советовать, импровизировать, помогать, и это ещё одно чудо, которого лишен занимающийся дома. Здесь музыканты будут знакомиться и объединяться, заранее договариваясь, и неизбежно обучать друг друга. Кто-то из них окажется опытней — он и сам рад поделиться, да это  для него и живое познание психологии обучения, и самая благодарная сцена, и самое благородное общение. А для неопытного – вдохновенная школа, в которой он может ухватить важный момент и уйти в свою комнату заниматься. Как часто нам не хватает именно ОТСУТСТВИЯ учителя! При нём отрабатывать новый навык неловко и несвободно, а к концу урока их накапливается так много, что не успевают они войти в подкорку, и выветривается сразу всё по дороге домой. Только наедине с Вечностью можно всё вышлифовать до блеска… и затем попросить дальнейшей помощи.

Одни и те же люди стихийно становятся друг другу то учителями, то учениками, то партнёрами в ансамбле, то расходятся по кабинетам и работают в одиночку… Это и называется СИНЕРГИЯ – когда 1 + 1 = 11. Я представляю, какой всеобщий творческий подъём намечается в этом музее, какая настроенность на прекрасное, и как всё начнёт враз удаваться!

 

Кроме того, в «Центре» будет в бесплатном пользовании компьютерная программа-тренажёр для обучения чтению с листа, которую пишу я сам и которая через несколько месяцев будет готова.

 

3) Связь с другими искусствами

 После 15-20 минут занятий музыканту совершенно необходимо сделать перерыв, чтобы наработанное спокойно и навсегда вошло в память и в душу. Для этого есть комната свободного общения музыкантов (он же актовый зал, где когда-то будет и рояль), а есть библиотека. Книг в ней будет немного, но самые избранные – о композиторах, о всех искусствах, о педагогике, о психологии, — от лучших советских методических пособий до роскошного альбома «Музыкальные инструменты мира», который тоже есть у меня и знаю где ещё продаётся. Есть музыкальная методика Сергея Муратова, педагога-кудесника – составлял его сборники я сам. И, конечно же, «Тайны гениев» Михаила Казиника. Она тоже у меня есть.

Книги можно брать с собой в кабинет и ставить на пульт — это высший пилотаж для музыканта: читать книгу и в это время играть или импровизировать ей под стать… Такая игра моментально раскрепощает мышечный аппарат и стремительно развивает мозг.

А ещё знаю двоих художников, готовых безвозмездно сделать комнатам оформление и наполнить их живыми картинами, выполненными в лучших классических традициях.

Но самое главное для музыканта – услышать себя со стороны. Прослушав свою запись, музыкант второй и третий раз сыграет гораздо точнее и очень многое вдруг поймёт и почувствует. Со временем кабинеты будут оборудоваться диктофонами Zoom, подключёнными к усилителям для воспроизведения. У этих диктофонов совершенно студийное качество записи при минимальных размерах и элементарной простоте пользования. Они и станут лучшими учителями.

А в одной из комнат будут постоянно звучать всё новые фильмы и передачи Михаила Казиника и его лучших коллег по возделыванию человеческих душ, избранные фильмы о гениях и прочие специально подбираемые материалы. Чтобы уж совсем раскрыть из этого храма искусств дверь  в космос.

 

4) Реализация проекта 

Какие необходимы вложения?

Для начала два «Бетховенских» пианино я подарю свои. Ярко выраженные «Моцартовское» и «Баховское» в отличном состоянии пока ещё продаются в Симферополе за 5000 и 13000 рублей и в любую секунду могут уйти. «Баховское» нужно купить в первую очередь: без него немыслима комната Баха, он ровно бы его реинкарнация. С него-то и началась вся идея. Ещё знаю, где взять бесплатно две обыкновенные «Одессы» в приличном состоянии. Так на первый раз шесть комнат для пианистов уже готовы – четыре именных и две обычных.

Затем найти поближе к центру города помещение, на первый раз хотя бы с этими шестью  комнатами,  и оплатить его аренду. В среднем – 40 000 рублей в месяц.

«Рекламные» функции я беру на себя – помимо интернета и знакомых, буду распространять этот проект прежде всего в музучилище, через учителей и студентов. Но поскольку такое заведение незаменимо для большинства пианистов города, весть о нём (единственном в Симферополе) разойдется довольно скоро.

Собственно, и всё! Остальные мелкие трудности вполне решаемы на ходу. Главное в этом деле – одержимость! А её-то у меня предостаточно.

На пост директора рекомендую свою маму. Она учитель-методист, автор пособий и программ обучения, много лет работает завучем; лучшего организатора я в своей жизни не встречал. Техником может стать мой отец. Обставлять комнаты и обслуживать инструменты на первых порах буду я. Естественно, до наступления точки самоокупаемости специальной оплаты нашего семейного труда от спонсора не требуется.

  

Охрана имущества

 Увы, во время занятий за музыкантом подслеживать нельзя. Об этом нужно сразу сообщить на вывеске: скрытых камер НЕТ. Можно ходить по разным комнатам, пробовать инструменты под присмотром администратора, но когда музыкант закрывается в комнате, он остаётся с музыкой один на один. А вот когда «новенький» выйдет из кабинета, туда заходит администратор и проверяет целостность оборудования. И так несколько раз, пока музыкант не обретёт полного доверия.

 

Будущее

 Проект не имеет никаких коммерческих целей и никогда не будет для кого-то прибыльным. Стоимость занятий будет строго соответствовать самоокупаемости. Напротив, есть опасение, что не получится даже самоокупаемости. Поднимать цену в таком почти благотворительном доме – нечеловечно. Поэтому в трудные периоды придётся на выходе повесить совершенно честное объявление:

«Наша мечта – сделать посещение этого музея безвозмездным. И мы не устаём искать спонсоров, в том числе и за границей.  Но пока приходится мириться с оплатой помещения и настройщика, а собираемых символических 50-100 рублей в час нам катастрофически не хватает! Увеличить цену – значит, закрыть центр прежде всего для тех, кто его достоин.  Заведение под угрозой полного закрытия. Мы вынуждены просить пожертвований, кто сколько сможет».

Но мне кажется, если хорошо оформить зарубежный краудфандинг, можно обойтись и без попрошайства.

 Основная мысль – самостоятельные занятия музыкантов – останется навсегда. Но со временем этот интерактивный музей превратится в камерный культурный центр, где будут собираться понимающие друг друга с полуслова, приводить детей, друзей, родителей. Туда можно будет приглашать настоящих музыкантов и лекторов. Вот тогда Симферополь станет действительно культурной столицей.

 

 

 

Автор проекта – Станислав Тарасенко,

st.t@list.ru

Группа в Контакте: http://vk.com/dvormuz

 

 

 

 



Новое на этом сайте: