ГлавнаяЧудеса педагогикиГитара → Роковая ошибка гитарной школы в постановке ЛЕВОЙ руки

Роковая ошибка гитарной школы в постановке ЛЕВОЙ руки

Всякий свободный от мемов гитарист знает (чувствует), что в естественном положении левой руки большой палец следует напротив «центра тяжести» прижатий пальцев остальных. Это же так просто: играем на первой струне — большой палец на самом кончике грифа, улезли в басы — рука глубоко охватила гриф… 

Но во всех официальных школах, во всех учебниках, на всех сайтах, всеми учителями навязывается вопиюще противоестественная постановка левой руки (как и правой >>): следуя их картинкам и подробным описаниям, большой палец должен служить «атлантом» для грифа и застыть строго на его середине. Остальные пальцы мучаются, то выгибаются, то складываются, но — на то она и школа, чтобы десятками тысяч раз повторений перестать замечать неудобство, что гордо называется «преодолением трудностей». Большой палец из подвижных «салазок» превращается в прочно зафиксированный «шарнир», в ВЕДУЩУЮ категорию руки. Глупому, ленивому, ничего не делающему, разжиревшему большому пальцу, присосавшемуся к одной точке, подчиняются пальцы остальные — игровые, работающие, музыкальные; как это всё знакомо! Они мучаются, они вынуждены то выгибаться, то складываться, они дрожат от напряжения, потому что поставлены в противоестественные условия, выгодные лишь предельно пассивному большому пальцу, не желающему покидать удобной кормушки.

Но почему?!!

Мне кажется, официальная гитарная школа застыла на трудах XVII века, когда струны были железными и требовалась СИЛА прижатия. Нейлон легко прижимаем и более распрямлёнными пальцами, более свободной рукой, могущей охватить гораздо большее пространство и куда больше звуковых приёмов, нежели в постановке «металлической». В принципе, играя на железных струнах, действительно удобнее использовать большой палец как шарнир, точку опоры, а основную силу прижатия поручать мышцам кисти и каждого игрового пальца в отдельности, — иначе хватательная мышца большого пальца будет уставать от жёстких струн. Но с нейлоном, уменьшившим натяжение в десятки раз, хватательная мышца прекрасно справляется. Иное дело — на официальном уровне это должен сказать кто-нибудь не менее почётный, чем Сор и Агуадо, а таковыми нынешние методисты станут не ранее чем через столетие. ( Подробнее >> )

 

О привязанном большом пальце на первых струнах.

Нужно лишиться педагога, чтобы наконец заметить, что при игре на 1 — 2 струне, чем НИЖЕ большой палец прикасается к грифу, тем округлее кисть, свободнее все движения, больше диапазон охвата, ярче форшлаги, сочнее вибрато; наконец, просто меньше устаёт рука, ей удобнее, она может двигаться быстрее. И в идеале, при игре на первых двух струнах большой палец должен едва касаться самого кончика грифа, тогда техника игры возрастает во всех отношениях. Напротив, при игре на 5 — 6 струнах постановку удобнее всего сохранять, ничего никуда не «выносить», а перейти всей рукой в более «толстую» струнную позицию, как клещами, вместе с большим пальцем. Тогда и комплекс движений сохраняется, и удобство одинаково абсолютное в любой точке прижатия.

Но ученик, задрессированный «металлической» постановкой, даже не догадывается, что стоит лишь чуть поспорить с учителем и послушать себя, свои ощущения, и поэкспериментировать с постановкой, и сроки его обучения сократятся вдвое, а качество вдвое подпрыгнет. Вместо этого в официальной книге агафошина «Школа игры на шестиструнной гитаре», среди прочего, написано:

"Левая рука выносится вперёд (никуда она специально не выносится: если верно поставить большой палец, она сама примет идеальное положение). Кисть её округлена и располагается над струнами таким образом, чтобы все четыре пальца, начиная с указательного, могли свободно доставать все струны. (Представьте, дорогой Пётр Спиридонович, что Вы пишете карандашом на бумаге. Ваша рука должна располагаться над бумагой таким образом, чтобы карандаш мог свободно достать до любого из четырёх углов листа. Только тогда можно приниматься за чистописание. Но у живописца рука постоянно меняет положение и точку опоры. Ваша постановка принимается только для тех редчайших фрагментов из консерваторской программы, скорее всего специальных этюдов, где нужно прижать указательным пальцем 6-ю струну, а мизинцем 1-ю, а затем быстро перескочить мизинцем на 6-ю, а указательным на 1-ю, затем быстро обратно и т.д. Во всех остальных случаях, в зависимости от аккорда, постановка левой руки постоянно и кардинально меняется, и никакой усреднённой постановки НЕТ и быть не может, а заставить искать такую постановку — значит, выломать руки до конца жизни или до первого приличного педагога. Больше того — даже в грубом счёте исходная постановка далеко не универсальна,  вариантов нужно разрабатывать как можно больше, некоторые эпизоды гораздо удобнее играть  именно в «крамольной» скрипично-домровой постановке… Но это цветочки, а вот дальше…)

О привязанном большом пальце на толстых струнах

А вот дальше страшная фраза:

Самый гриф лежит на первом суставе большого пальца, который противопоставлен нажиму других пальцев и тем самым поддерживает равновесие гитары (даже когда мелодия проводится на 6-й струне?! Тогда рука действительно вынуждена «вынестись вперёд», но ведь это дико неудобно, зажимается кровоток, обнажается разница длин пальцев, мизинец вынужден ложиться совершенно прямым, средний палец невообразимо прогибается, даже плечо отзывается болью. Но на то ты и ученик, чтобы преодолевать боль и привыкать к глупейшей прихоти намертво приклеенного большого пальца, не смеющего следовать за остальными, чтобы, видите ли, поддерживать гриф гитары. А то ведь он отклеится и упадёт. Или колено с подставкой не выдержит веса гитары, а кончик большого пальца всё спасает! И всю жизнь ученик, вместо того, чтобы искать удобную постановку для каждого конкретного аккорда, пытается изломать, изнасиловать свои суставы ТАК, чтобы всё-таки взять чайник одними пальчиками, не протягивая руки. Почему-то на фортепиано вполне позволительно разворачиваться и даже пересаживаться ближе к высоким нотам, если фрагмент того требует. Для этого у пианиста даже стул специально широкий. Но на гитаре запрещено ВСЁ.

 

Ещё одна загвоздка — БАРРЭ

Я бы так и дальше думал, что вся причина — в механической передирке с устаревшей школы для железных струн, если бы не  ещё одна преинтересная картинка в том же Агафошине:

Официальная постановка левой руки гитариста при баррэ (кошмар!)

Я представляю, как бедные ученики вымучивются с баррэ! Да что там представлять — я по себе это помню. Рука снова просит охватить гриф, упереть большой палец в его центральную или верхнюю часть, но грамотный учитель поправляет, чтобы совпадало с картинкой. Однако невозможно представить, что это наследство от «железной» школы. Ведь тогда большой палец не только сам пережимается, он очень слабо противостоит прижатию струн, и чтобы все струны прозвучали чисто, приходится давить на них всей рукой, а правым локтем сильно прижимать корпус гитары, уходящий вперёд — по правилу рычага, с гораздо большей силой. Так, скрупулёзно следуя официальной школе и помощи ХОРОШЕГО добросовестного педагога, НЕМИНУЕМО предельно зажимается и правая, и левая рука. Одним выстрелом оба зайца убиты. «Почему ты весь так зажат? Надо больше заниматься!» О-оххх…

 

 





Еще в разделе «Гитара»
По теме «Школа гитары»
ГлавнаяЧудеса педагогикиГитара → Роковая ошибка гитарной школы в постановке ЛЕВОЙ руки