ГлавнаяЧудеса педагогики → Как научить собаку профессионально петь

Как научить собаку профессионально петь

 

Зачем? — А зачем учат петь людей? Или собаки — механизмы? Они подвластны тем же акустическим законам, а музыка, как известно, благотворно действует не только на духовном, но и на физическом волновом уровне. Так зачем же лишать своих меньших друзей такой сладости и обрекать на общепривычное тоскливое безделье? В условиях тотального озверевания людей и очеловечивания животных за руль собаку уже посадили — почему бы не вывести её и на филармоническую сцену.

Предлагаемый метод объясним всеми законами физики и психологии, и когда читаешь, что вытворял с животными Дуров, то обучение собак пению должно стать элементарным и само собой разумеющимся, как для людей — общеобразовательная школа.
Итак.


УРОК №1.

Прежде всего нужно подгадать или спровоцировать момент, когда собака протяжно завоет. И тут же вместе с ней завыть самому, максимально повторяя высоту, громкость и даже тембр её звука. Когда двое поют точно в унисон, у обоих в ушах возникает особый кайф, основанный на интерференции звуковых волн, которые вдруг начинают наслаиваться друг на друга почти абсолютно и порождать едва уловимые биения, пёрышком ласкающие слух (думаю, тем же законом физиологии объясняется и удовольствие от хорошего вибрато — голосом или на скрипке — и его почти стандартная идеальная частота, которая лишь век от века повышается вслед за повышением камертона).

Собака гораздо живее реагирует на телесное удовольствие, чем человек (простое поглаживание по голове или ушам приводит её в экстаз), и тем более — удовольствие слуха, который и без того развит у неё с нашим несоизмеримо. Она поразится таким никогда не виданным звуковым эффектом и, скорей всего, от удивления замолчит. Тогда нужно ещё раз провоцировать её на вой и снова подхватывать его, пока ей окончательно не понравится такая игра, и она не станет начинать первой. Тогда попробуйте сами начать вой. Точно такой же, как был — и высотой, и громкостью, и тембром. Нужно добиться того, чтобы собака ваш вой ПОДХВАТЫВАЛА САМА. И закреплять это лакомством.

Когда первый урок хорошо освоен, можно идти дальше.


УРОК №2.

Из унисона осторожно, едва заметно, крошечными порциями ПОВЫШАЙТЕ тон. И следите, что делает собака. Вариантов много, но скорей всего, ей будет не по нраву уходящий акустический эффект, и она попробует наверстать его, по-разному изменяя характер воя или замолчав вовсе, в надежде, что в следующий зачин эффект вернётся. Но Вы настойчивей сдвигайте ноту наверх (всегда только наверх) и упорно не кормите её, и добивайтесь, чтобы собака тоже повысила тон. Если это делать очень медленно, собака, скорей всего, пойдёт за вами интуитивно, улавливая эти микроотклонения и такими же микровариациями возвращая унисон. Если нет, можно мягко и длинно сдавить ей грудь, чтобы усилить поток воздуха и спонтанно чуть повысить голос, и тут же закрепить его. Как только она поймает Ваш повышающийся тон, вручить самое лучшее лакомство.

Фактически, главный этап позади. Собака научилась СОЗНАТЕЛЬНО управлять высотой своего голоса и подстраивать его под голос хозяина. Остаётся лишь раскачивать её на весь посильный ей диапазон. И постепенно переходить от постепенного изменения высоты к скачкообразному. Думаю, осваивать эти скачки лучше не по хроматической гамме, а по интервалам, начиная с октавы.


УРОК №3.

Взять ноту с собакой в унисон и вдруг резко (без подъезда) перескочить на октаву выше, чтобы собака за вами не успела — осталась на своей ноте. И тут же сделать знак успокоения. И если она осталась и поймала этот второй, более тонкий кайф — пения в ОКТАВУ, — закрепить его лакомством и многократными повторениями. И в тот же день поработать как следует над октавами. А вот как. Взять основной тон в унисон с собакой и вдруг постепенным подъездом голоса ровно к верхней октаве «попросить» её самой перейти на октаву выше, и как только это произойдёт, самому вернуться к прежней ноте — на нижней октаве. Собака ощутит ту же самую «октавную» интерференцию, что и была, но теперь ОНА в роли учителя и держит высокий тон, а учитель превратился в «собаку». При выполнении этого упражнения нужно каждый раз показывать ей определённый, совершенно чёткий жест. Закрепить навык.

На этом урок завершить и перевести собаку к другим занятиям (прогулка, игра и т.п.), чтобы дать информации надёжно закрепиться в голове самостоятельно. И лишь когда ни с того ни с сего взятая вами нота вызывает у собаки мгновенную верную реакцию, можно переходить к упражнению следующему.


УРОК №4.

После ритмично-циклических повторений последнего упражнения вдруг показать только жест, а самому, не начиная движения наверх, замолчать. По идее, собака должна по инерции пойти голосом вверх, потому что только что при возникновении жеста делала именно это. Вряд ли она сразу поймает октаву — тут нужно самому вовремя подхватить её голос и довести до нужного тона (и тут же на октаву вернуться, как всегда!). Но если она и сама продолжает повышать голос, то ровно в момент, когда она достигла октавы, нужно вдруг запеть самому — но не в унисон, а уже «закрепляющий» исходный тон, октавой ниже собачьего. Произойдёт приятная октавная интерференция голосов. Подкрепить её лакомством.

В конечном счёте упражнение выглядит так: начинают собака и учитель в унисон, затем учитель показывает ей «октавный» жест вверх, собака повышает голос до октавы, а учитель при этом НЕ ЗАМОЛКАЕТ. То есть, собака ловит знакомую «октавную» интерференцию, опираясь на голос хозяина. Но с каждым разом голос хозяина становится в это время всё тише, и собака вынуждена опираться об инерционную память исходного звука и приучаться слышать верную октаву интуитивно, как это делают люди.

В конце занятия собака должна брать исходную ноту самостоятельно (учитель молчит) и по жесту учителя повышать её на октаву. Учитель в это время молчит.

Затем можно приступить к увеличению скорости этого «подъезда». Для этого возвращаемся к предыдущему упражнению — учитель в унисон с собакой доводит её голос до октавы (это материал пройденный и хорошо знакомый), но раз от раза ускоряет этот подъезд. Собака начнет инстинктивно делать то же самое. Учитель доводит это ускорение до максимально возможного — и наконец производит РЕЗКИЙ октавный скачок, совершенно без подъезда. Догадливая собака сделает то же самое.

Октава изучена полностью.

Следующий интервал ни в коем случае не проходить в тот же день, иначе всё перепутается.


УРОК №5.

Наутро, повторив октаву, учитель возвращается к уроку №2 — начинает с унисона и резким скачком голоса показывает интервал, но уже не октаву, а квинту. Здесь ещё более тонкое созвучие, и закрепив его, тем же способом присваиваем квинте другой жест — как бы половина первого.

УРОК №6.

Назавтра, повторив оба интервала, добавляем последний совершенный консонанс — кварту.

УРОК №7 — осваиваем большую терцию. Почему именно большую, мажорную, а минор отложим на потом? Именно большая терция есть четвёртая гармоника любой взятой ноты, то есть содержится в каждом звуке. Поэтому, как красиво сформулировал Михаил Казиник, мажор космичен, а минор — это то, что принесли в мир люди…

УРОК №8. Все устойчивые ступени мажорной гаммы освоены — настала пора исполнять песенки и фрагменты из классики, построенные только на I — III — V — верхней I ступенях в несложных последовательностях, привязанных к основному тону. Сперва учитель явственно ведёт собаку голосом и жестом, но постепенно оставляет одни жесты. При должной практике и дрессировочном таланте можно достичь того, что собака будет «читать с листа» — петь в соответствии с жестикуляцией учителя. Сперва знакомые мелодии, а после научится распознавать внезапные отличия, а через пару лет тренировок (естественно, с нарастанием сложности, с добавлением всех интервалов, с подключением разных длительностей и т.д.) она будет натурально «петь с листа». А длительности существуют всего три: длинные, средние и короткие. Длинным соответствует протяжный жест учителя, среднему — обыкновенный, а короткому — тот же самый жест, но напротив, в сокращенном виде.

В ходе этих экспериментов с самыми разными собаками можно будет выяснить, бывает ли у собак абсолютный слух. А уж сколько счастливых собак появится на Земле! Ведь и для человека, которому доступно гораздо больше инструментов счастья, петь — это огромное наслаждение, именно когда хорошо умеешь. Наслаждение не только духовное, но даже сугубо физиологическое. А слух собаки гораздо тоньше улавливает движение волн намного большего диапазона, и подвластен тем же законам акустики. Да ведь она обретёт невиданное в жизни наслаждение, и вполне возможно, начнёт мало-помалу развиваться и духовно. Почему собаки практически не воспринимают классическую музыку? Да потому же, почему не воспринимают её и большинство людей. Они не научены жить в звуке, чувствовать его, переживать его. Не испытали удивительных законов волновых созвучий и диссонансов, из которых и выросла классическая музыка, всегда ведущая от волнового напряжения к волновому освобождению.

Кстати, вместо собаки может быть ребенок — к примеру, очень маленький или (придется произнести) отсталый. Если практиковать такую методу в детских психиатрических заведениях, оттуда будут выходить самые счастливые люди нашего времени. Потому что обыкновенных детей так развивать все считают «излишним».





Еще в разделе «Чудеса педагогики»
ГлавнаяЧудеса педагогики → Как научить собаку профессионально петь